Информация для потребителей по Северной зоне

АО «Югра-Экология» приглашает потребителей к заключению договоров на услуги по обращению с ТКО в Северной зоне деятельности.

Continue reading “Информация для потребителей по Северной зоне”

Порядок оплаты услуги «обращение с ТКО» и уточнение данных в платежных документах

Должны быть исключены двойные начисления за услугу «обращения с ТКО». Continue reading “Порядок оплаты услуги «обращение с ТКО» и уточнение данных в платежных документах”

Путин о мусорной реформе: пока не работает, но результаты будут

Сразу несколько вопросов, касающихся проблем с вывозом мусора поступило на “Прямую линию” с Президентом. Continue reading “Путин о мусорной реформе: пока не работает, но результаты будут”

Не мусор, а ценное сырье

В Югре закладывают фундамент для экономического развития в сфере вторичной переработки и ресурсосберегающих технологий. О переходе на новую систему обработки ТКО, строительстве мусороперерабатывающих заводов и полигонов нам рассказал заместитель губернатора Югры Алексей Забозлаев.

– Расскажите, как продвигается работа по созданию инфраструктуры по переработке ТКО?

– Мы сегодня строим большие межмуниципальные полигоны по принципу экотехнопарка. Чтобы сортировка, обработка и утилизация находились в одном месте. Так, сейчас по программе концессионного соглашения возводится полигон в Нефтеюганском районе. Мы предполагаем, что до конца этого года все основные работы будут выполнены, а в первом квартале следующего года сможем его запустить.

Там, помимо сортировки, будет место для бизнеса, который займется переработкой отходов в полезные фракции: металл, пластик, бумагу, картон. Мощность полигона – 90 тысяч тонн в год. Не подлежащие дальнейшему использованию отходы будут размещены на полигоне. Срок эксплуатации объекта составит не менее 20 лет. Кроме того, уже вышло распоряжение правительства о заключении концессионных соглашений на строительство еще двух полигонов. Они будут закрывать Нижневартовский, Октябрьский районы и Нягань. Мощность полигона, который будет обслуживать Нижневартовск, Мегион и поселения Нижневартовского района, составит не менее 180 тысяч тонн в год, полигона для Нягани и поселений Октябрьского района – не менее 55 тысяч тонн в год. Реализация обоих проектов потребует инвестиций в сумме 3,8 миллиарда рублей. Также мы готовим документы, чтобы объявить еще две концессии: для Сургута и Сургутского района, Ханты-Мансийска и Ханты-Мансийского района.

На всех полигонах будет применяться самое современное оборудование для качественной сортировки мусора – это снизит объем отходов, направляемых на захоронение.

– Насколько высоки будут требования к сортировке? Мы не повторим судьбу некоторых регионов, где компании отказываются принимать вторсырье из-за его низкого качества?

– Мы должны сделать производство таким, чтобы оно было востребованным. При этом чем выше качество сортировки, тем выше стоимость конечного продукта. К нам уже обратилась одна сургутская компания, она предлагает свои услуги по переработке стекла. Думаю, мы обкатаем это проект на нефтеюганском полигоне.

– Как будет организован сбор мусора в небольших поселениях региона, где, как правило, установлен небольшой объем накопления ТКО?

– Территориальная схема обращения с отходами предусматривает строительство в труднодоступных населенных пунктах 77 площадок временного накопления отходов. Они позволят снизить тариф регионального оператора по обращению с ТКО за счет сокращения транспортных издержек. Для этих целей в 2019 году будет закуплено около 7 тысяч контейнеров для накопления ТКО. За это лето их должны установить, а осенью эта система уже заработает.

Площадка временного накопления – это место, на котором мусор от одного небольшого поселения будет накапливаться до 11 месяцев. Потом за один раз приезжает большегрузная техника, забирает его и вывозит на полигон. Это сделано для того, чтобы снизить логистическую составляющую в тарифе. Если вывозить по два контейнера на полигон ежедневно, то транспортные затраты и тариф для людей будут намного больше.

Например, в поселках Кондинского и Октябрьского районов установят 35 контейнеров для ТКО, 20 из них контрагенты регионального оператора уже завезли в сельское поселение Леуши. Еще 15 будут размещены в селе Каменном. До последнего времени в этих населенных пунктах отходы собирались по «звонковой» системе: по улицам ездил транспорт, люди сбрасывали в него отходы. Теперь на согласованных с местной администрацией местах здесь оборудуют контейнерные площадки и установят график вывоза мусора.

– Сейчас у граждан больше всего вопросов вызывает размер платежа за вывоз мусора. Расскажите, как он формируется, будет ли снижаться его величина?

– Есть единый тариф, при этом нормативы накопления разные. У нас остался год, чтобы муниципальные образования еще раз отработали задачу по установлению этого норматива по фактическим объемам. Это сложный процесс, просто так его посчитать нельзя: нужны сезонные замеры. Сейчас у нас действует норматив, рассчитанный в 2016 году, его необходимо уточнить.

Например, нужно уточнить норматив для отдаленных территорий, где используют печное отопление. Мы понимаем, что бумагу и древесину там сжигают.

– В некоторых муниципалитетах сейчас экспериментируют с вывозом мусора. Так, есть практика, когда пластик у жителей забирает частный бизнес. Таким образом, население избавляется от мусора, а предприятие бесплатно получает сырье для переработки. И звучат предложения, что разумно снизить плату региональному оператору, ведь он не несет фактических расходов на вывоз и утилизацию этого пластика. Это может быть осуществлено?

– Дело в том, что такая схема непрозрачна. Мы не понимаем, куда этот предприниматель повез мусор. Нам нужно видеть, как собираются все отходы. И региональный оператор как раз должен контролировать всю цепочку работы с ТКО – от места сбора мусора до его перевозки. Только в том случае, если отходы доставлены на полигон, перевозчик должен получить деньги. Это поможет избежать несанкционированных свалок. С полигона пусть забирают тот же пластик. И если отходы пришли уже отсортированные, мы это увидим. В этом случае он изымается из общего норматива. Сортировка же не ради самой сортировки прививается. Смысл раздельного сбора и накопления как раз в снижении платы.

– То есть «самодеятельность» в схему не вписывается?

– Пока нет. Она должна быть под контролем регоператора. Понимаю, это может кому-то не нравиться. Но я приведу цифры: на прошлый год у нас было 1 124 несанкционированных свалки. Это мусор, вывезенный в лес. За него платили юридическим лицам, но они его просто не довозили до полигонов.

– С точки зрения экономики что целесообразнее – сортировать отходы уже на полигоне или организовать раздельный сбор на начальном этапе?

– Практика (в частности, европейский опыт) показывает, что сортировать при сборе. Понятно, что на первом этапе затраты больше. Но мы должны прийти к этому рано или поздно. При этом сортировка на полигонах в любом случае должна быть. Всегда нужно будет досортировывать мусор.

– Создание инфраструктуры переработки мусора – довольно затратное мероприятие. А сможет ли в принципе относительно немногочисленное население нашего округа загрузить полигоны так, чтобы все эти планируемые заводы были рентабельны?

– Для малого бизнеса объемы будут достаточными. Например, можно производить тротуарную плитку, элементы благоустройства. Что-то более крупное – вряд ли. Сегодня в округе уже есть ряд предприятий, которые используют вторсырье. Например, из бумаги делают утеплитель.

– Будет ли востребована продукция таких предприятий? Не секрет, что в России госучреждения и компании с госучастием часто служат локомотивом для внедрения подобных новинок. Следует ли нам ожидать, что и в этот раз их обяжут отдавать предпочтение продукции из вторсырья (например, использовать при ремонте тот же утеплитель из бумаги)?

– Если уровень переработки высокий и продукт качественный, то почему бы и нет. Желательно, чтобы этот вопрос был отрегулирован на государственном уровне. Чтобы у материалов из вторичных ресурсов был некий приоритет. Тогда мы запустим отрасль так, как она должна работать. Но, конечно, здесь в первую очередь важна экономика.

Источник: ugra-news

 

Фактические объемы мусорообразования – выездные проверки регионального оператора

Для определения фактического объема образования отходов региональный оператор регулярно проводит выездные проверки в муниципалитетах южной зоны. Continue reading “Фактические объемы мусорообразования – выездные проверки регионального оператора”

Реализация национального проекта «Экология» в Югре получила высокую оценку

Региональный оператор принял участие в совещании по обсуждению хода реформы по обращению с твердыми коммунальными отходами в рамках подведения итогов работы группы контроля Генерального совета партии «Единая Россия» за исполнением национальных проектов. Continue reading “Реализация национального проекта «Экология» в Югре получила высокую оценку”

Экологические листовки в борьбе за чистоту

Более двухсот работ просмотрело жюри окружного конкурса экологических листовок «Сохраним природу и культуру народов Югры». Continue reading “Экологические листовки в борьбе за чистоту”

Глава Минприроды — РБК: «Мусор — это в какой-то степени новый газ»

Глава Минприроды Дмитрий Кобылкин в интервью РБК рассказал, как правильно относиться к мусору, почему СПГ-проекты не помеха «Газпрому», зачем давать льготы добывающим компаниям, и назвал сроки отказа России от пластиковой посуды

«К свалкам надо подходить как к газовому месторождению»

— В среднем по стране собираемость коммунальных платежей за вывоз мусора составляет лишь 50,3%. Есть ли угроза остановки работы мусорных операторов в тех регионах, где этот показатель особенно низок?
— Плата за вывоз мусора — это не платеж, который возник откуда-то внезапно. Раньше он был включен в услугу (оплату за другие коммунальные услуги), просто не был окрашен как отдельная строчка.
Угрозы остановки мы не видим, динамика увеличения сборов очевидна по многим регионам. Лично обзваниваю губернаторов. Традиционно плохая собираемость платежей была в некоторых республиках Северного Кавказа, Тува тоже отставала. Но сегодня идет повышение собираемости. Отрасль стала платить вбелую налоги. Если эти деньги реинвестировать в инфраструктуру, то реформа состоится так, как мы ее запланировали.
— В KPI губернаторов есть показатели по мусорной реформе. Кто проседает?
— Есть коллеги, которые проседают, но я не могу поставить им это в вину. В основном региональные операторы были там, где много людей и много мусора, а в отдаленных населенных пунктах тяжело найти оператора, который инвестировал бы свои деньги. Там вывозом мусора занимались муниципалитеты. В таких районах мы создаем инфраструктуру с помощью государства.
— Как увеличить собираемость платежей на Кавказе, где за газ не платят годами?
— Это ответственность глав субъектов и муниципалитетов. Разъяснительная работа — другое здесь вряд ли что-то можно сделать. Практика показывает, что штрафами этот вопрос не решить. Нужно понимание важности. Если строчка ТКО (твердые коммунальные отходы. — РБК) пишется в той же платежке, что и свет, то платится практически 100%.

Что такое мусорная реформа

Мусорная реформа, предполагающая выбор на конкурсах региональных операторов, которые займутся сбором и утилизацией мусора, началась с 1 января 2019 года. По данным Минприроды (куратор реформы), к ней подключилось 70 регионов, оставшиеся должны включиться до конца текущего года (до 2022-го исключение получили только Москва и Санкт-Петербург). С начала года вывоз мусора в регионах стал отдельной коммунальной услугой, выделяемой в платежке за ЖКХ, в среднем она будет обходиться в 120–130 руб. в месяц на человека, прогнозировал вице-премьер Алексей Гордеев.
— Есть пример Грузии, где, если не платишь за электричество или газ, тебе отключают все остальные услуги. Радикальные меры возможны в России?
— Возможны. Но, на мой взгляд, на сегодняшний день не нужно этого делать. У нас вполне сознательные люди, они понимают, что нужно платить за коммунальные услуги. Значительного роста стоимости коммунальных услуг не произошло. Это просто надо людям объяснять.
— В Московской области стоимость вывоза мусора считается исходя из количества квадратных метров, и платежки выросли очень сильно. А в некоторых случаях люди столкнулись с задвоением платежей: плату за вывоз мусора выделили в отдельную строчку, но стоимость других коммунальных платежей не снизилась.
— Этим точно нужно заниматься, задвоения быть не должно. Прокуратура занимается контролем. В Московской области относительно высокие тарифы, мы это понимаем. Но те мощности по переработке мусора, которые сегодня формируются в Московской области, безусловно впереди планеты всей. Инвестиционные составляющие в какой-то степени были погружены в тариф на вывоз мусора.
— Будут ли унифицированы тарифы по всей России?
— Такой путь рассматривался. Но, как показывает практика реформ, это неправильно. У нас очень разная страна по инфраструктуре, расстояниям и климатическим условиям.
— Каков потенциал рынка по вывозу отходов?
— Объем в деньгах пока оценить тяжело. Нужно стимулировать переработку, может быть, освобождать ее от налогов. Насколько глубоко можно переработать отходы, это тоже важно — мы просто создадим из пластика серую гранулу и будем ее экспортировать или уложим в канализационные трубы (речь идет о производстве труб из переработанного пластика. — РБК) и получим НДС в стране.
Мусор — это в какой-то степени новый газ, мы уже это поняли по рекультивации нескольких свалок. К ним надо подходить как к газовому месторождению, потому что перспектива выхода этого газа — 12–15 лет.
— Этот ресурс сейчас можно монетизировать?
— Если мы преобразуем свалочный газ в электроэнергию, себестоимость которой будет выше электроэнергии, которая уже есть на рынке, кто будет дотировать разницу? Мы не можем ее вложить в тариф населению, это неправильно.
— Но идея «Ростеха» по строительству перерабатывающих заводов в Подмосковье предполагает производство электроэнергии.
— Речь идет полностью о сжигании и производстве электроэнергии. Но мы же не планируем жечь весь мусор. Цель реформы не в этом. Мы должны отсортировать фракции, которые можно монетизировать, а так называемые хвосты (непригодный для переработки мусор) уже сжигать. Другого способа утилизации в мире нет.
Нам все время приводят в пример Австрию, говоря, что во многих местах в центре городов стоят заводы по сжиганию. Маленький дымок выходит, его даже не видно, никто не чувствует ни запаха, никаких примесей. Это больше психологический фактор у нашего населения, выступающего против сжигания мусора. Нужно просто вести разъяснительную работу. Об этом же говорил президент, когда отвечал на вопрос по «Шиесу» (вопрос об этом проекте строительства мусорного полигона в Архангельской области для отходов из Москвы был задан Владимиру Путину 16 мая на медиафоруме Общероссийского народного фронта. — РБК): вопрос строительства полигона должен решаться в диалоге с местными жителями. Но ничего не делать тоже нельзя.
— Жители Архангельской области выступают против строительства «Шиеса». Какова ваша личная позиция по этому проекту?
— Моя личная позиция по отношению к людям всегда была одной: я работал губернатором, я точно знаю, что никогда не пойду против своего населения. Местной власти нужно услышать свое население, разговаривать с людьми. Мы, как министерство и Росприроднадзор, не получили проекта строительства объекта (полигона «Шиес». — РБК) для экспертизы.
— Что делать туристическим регионам со сверхнормативным мусором, который скапливается от туристов?
— Региональная власть полностью несет за это ответственность. И если у региона на это не хватает денег, в случае необходимости мы им помогаем. Если говорить о туристах, то они ведь приезжают и оставляют в регионе свои деньги. Власти давно должны были найти варианты финансирования сбора мусора от туристических потоков.
— А курортный сбор здесь может стать источником покрытия расходов на вывоз мусора?
— С трудом понимаю, что такое курортный сбор в части мусора. Мне кажется, отдыхающие и так достаточно у нас обложены платежами. Не думаю, что стоит для них вводить дополнительные сборы.

«Среди компаний, которые наносят вред экологии, бедных нет»

— Еще один источник средств на мусорную реформу — деньги крупного бизнеса. Помощник президента Андрей Белоусов предложил привлечь компании к реализации национальных проектов. Появились ли какие-то новые инвесторы, готовые участвовать в проекте «Экология»?
— У нас очень маленькая доля участия государства в реализации нацпроекта «Экология» — около 700 млрд из 4 трлн руб. Остальное — это средства, привлеченные от бизнеса. Но среди компаний, которые наносят тот или иной вред экологии, бедных нет. И все это прекрасно понимают. Когда нам говорят, что мы требуем вложить большие денежные средства в наилучшие доступные технологии, я напоминаю, сколько они заработали за последние десять лет. Например, одна компания тратит на экологию меньше 1 или 2–3% прибыли, а другая — 10%. Почему такая разница? Да, мы живем в свободной стране и не хотим кого-то загнать в такие условия, чтобы остановилось производство. Поэтому мы подписываем с компаниями соглашения, в которых учитываются интересы всех.
— Были конкретные предложения от бизнеса поучаствовать в нацпроекте «Экология»?
— Компании и так участвуют. Когда я работал на Ямале, каждая нефтегазовая компания помимо социальных проектов, например, участвовала в закупке мальков или высадке деревьев. Не могу сказать, что экология стала модой, это жизненно необходимо.
— А компания «Соллерс» Вадима Швецова, наоборот, предложила премьеру Дмитрию Медведеву выделить из проекта «Экология» 42 млрд руб. на переоснащение новым, более экологичным коммерческим транспортом. Как вы относитесь к этому предложению?
— Это хорошее предложение, но его надо просчитать. Может быть, если денег на это нет, то на законодательном уровне принять меры по снижению налогов для компаний, которые могли бы в этом участвовать. Просто выделить средства из нацпроекта «Экология» невозможно. Но нам Дмитрий Анатольевич [Медведев] дает право внутри проекта делать переброску средств при достижении тех же результатов, которые прописаны в указе президента.
— Вы выступаете за запрет пластиковой посуды. В какие сроки это можно было бы сделать и чем заменить такую посуду?
— Я против революционных движений, я за эволюцию. Можно постепенно, например по 10% в год, вводить какие-либо ограничения. У нас есть комиссии и рабочие группы, которые просчитают варианты, чтобы не навредить бизнесу. Если мы сейчас запретим пластиковую посуду, то оставим без работы заводы, и люди выйдут на улицу. Этого делать точно нельзя. Надо предложить варианты по плавному замещению, чтобы производители понимали, что, например, от одноразовой посуды надо уйти в производство пластиковых ведер или биоразлагаемого пластика. Все должно быть цивилизованно, а не превращаться в охоту на ведьм.
— Если вы говорите об ограничениях по 10% в год, то можно ли заключить, что в течение десяти лет или даже раньше может решиться проблема с пластиком?
— Если вводить ограничения по 20% в год и это будет безболезненно, можно попробовать за пять лет [отказаться от пластиковой посуды]. Не нужно делать из этого трагедию.
— На уровень президента вы еще не выносили вопрос о запрете пластика?
— Еще нет. Президент и председатель правительства — это конечные точки, куда мы выносим только хорошо продуманные и взвешенные решения. Нет смысла прийти и переложить ответственность на их плечи. Нужно все просчитать.

Авторы: Людмила Подобедова, Тимофей Дзядко

Фото: Андрей Любимов / РБК

Подробнее на РБК:

Югорск ТВ. Специальный репортаж: «Грязное дело»

Система обращения с твердыми коммунальными отходами в Югорске.

Continue reading “Югорск ТВ. Специальный репортаж: «Грязное дело»”

Заключение договоров на услугу «обращение с ТКО» с юридическими лицами

Всего лишь более 10 процентов юридических лиц и индивидуальных предпринимателей южной зоны успели заключить договор на услугу «обращение с ТКО». Continue reading “Заключение договоров на услугу «обращение с ТКО» с юридическими лицами”

Обсуждение схемы размещения контейнерных площадок в Югорске

К октябрю в Югорске планируется обустроить 120 контейнерных площадок. Continue reading “Обсуждение схемы размещения контейнерных площадок в Югорске”

Информация о деятельности регионального оператора для Думы ХМАО-Югры

Доклад о результатах деятельности регионального оператора вызвал интерес у депутатов Думы ХМАО-Югры.

Члены Комитета по экономической политике, региональному развитию и природопользованию ХМАО-Югры получили информацию о реализации этапов перехода в округе на новую систему обращения с твердыми коммунальными отходами (ТКО) от АО «Югра-Экология», как важного участника государственной реформы.

Согласно территориальной схемы, начиная с октября 2018 года, на новую систему обращения с отходами перешли 11 муниципалитетов округа — южная зона. Ежемесячно на полигонах размещается более ста тысяч кубических метров отходов. Фактическая средняя собираемость платежей за оказанную услугу от физических и юридических лиц на апрель 2019 года составила 65%.

Директор АО «Югра-Экология» Павел Ващенко также информировал депутатов о необходимых действиях в течении 2019 года совместно с муниципальными образованиями для внедрения системы раздельного сбора ТКО с целью дальнейшей переработки.

Прежде всего, это завершение договорной кампании с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателям, актуализация нормативов накопления ТКО и утверждение актуальных реестров контейнерных площадок в каждом муниципалитете округа.

Для контроля над ситуацией Комитет запросил у курирующего реформу обращения с ТКО в округе Департамента промышленности поэтапный план мероприятий, реализуемых в процессе осуществления деятельности сфере обращения с ТКО, с указанием сроков реализации каждого из этапов.

 

Круглый стол фестиваля «Спасти и сохранить» ответы на актуальные вопросы об окружающей среде и экологии

Региональный оператор принял участие во встрече экожурналистов и экологических ведомств Югры.

Continue reading “Круглый стол фестиваля «Спасти и сохранить» ответы на актуальные вопросы об окружающей среде и экологии”

Петербургский международный экономический форум – специальный день по реформе обращения с ТКО

Региональный оператор принял участие в Петербургском экономическом форуме. Continue reading “Петербургский международный экономический форум – специальный день по реформе обращения с ТКО”

Ответственность за захламление территории — необходимое изменение в законодательстве

Переход на новую систему обращения с отходами в Нефтеюганске обсудили в рамках федерального проекта «Чистая страна». Continue reading “Ответственность за захламление территории — необходимое изменение в законодательстве”